Главная | Регистрация | Вход
Суббота, 19.08.2017, 01:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Стихи поэтов города Моршанска
Стихи моршанскийх поэтов, да и не моршанских, писавших о Моршанске, о его природе, людях.
Новости Моршанска
Всё что касается политики, общества, финансов в Моршанске
Очерки о земле Моршанской
Исторические прошлое и современный Моршанск. дела и люди.
Садовое цветоводство
Всё о цветах в саду и на даче
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2010 » Июль » 5 » Кресты под соснами
Кресты под соснами
23:15
Все дальше и дальше уходят от нас события Великой Отечественной войны. Вот уже и молодое поколение выросло, едва ли не ставящее знак равенства между Сталиным и Гитлером. Но иногда случается так, что какая-то деталь незначительная, предмет или, может быть, местность, местечко острой болью отзываются в сердце. И всей душой понимаешь, а война-то, оказывается, рядом, оказывается, - на расстоянии нескольких шагов. Вот же оно, ее свидетельство, - черные кресты под рыжими соснами, серые стелы из бетона с длинным перечнем нерусских фамилий… Это кладбище военнопленных, умерших в лагере на Малой Кашме, в нашем пригородном, кочетовском лесу.

Не все знают, что недалеко от Моршанска во второй половине Великой Отечественной войны, по завершению разгрома войск фельдмаршала Паулюса под Сталинградом, когда в советский плен были взяты десятки тысяч немецких солдат, был создан лагерь для военнопленных под номером 64 (другой лагерь в области - номер 188 - действовал на железнодорожной станции Рада). Их работу контролировал оперативно организованный отдел по делам военнопленных при УВД Тамбовской области (начальник А.М.Лившиц), который главной своей задачей ставил сохранение как можно большего числа плененных немцев, венгров, французов, чехов, словаков, итальянцев. В лагере на Малой Кашме содержалось около 30 тысяч военнопленных, а действовал он с 1943 по 1947 год.
Прибывших пленных разместили в холодных, промерзших землянках. Учитывая наши холода, можно сказать, пленным приходилось весьма и весьма несладко, тем более, что многие из них поступали в лагерь уже больными, истощенными, обмороженными. Конечно, люди умирали, их хоронили в лесу, недалеко от лагеря. Много немцев, итальянцев, венгров нашли свой последний приют в окрестностях нашего города. Особенно трудно в тех условиях приходилось итальянцам из так называемой "голубой дивизии" - их легкие негреющие шинелюшки абсолютно не подходили для суровой русской зимы.

И вот, чтобы изменить ситуацию к лучшему, срочно были приняты экстренные меры. В первую очередь для пленных построили теплые бараки - лес рядом, дармовой рабочей силы тоже хватало. И вскоре все военнопленные из землянок "переехали" в помещения с нарами, застеленными постельным бельем, заработала баня. Пленных переодели в новенькую немецкую военную форму - из-под Кенигсберга привезли для них два отбитых у фашистов вагона с обмундированием.
На Большой Кашме организовали госпиталь для больных брюшным и сыпным тифом. Кроме вольнонаемного медперсонала, там работали и медики из числа военнопленных. Например, доктор Бонди - очень авторитетный и знающий специалист. До освобождения из плена дожить ему, увы, не пришлось. Но со всеми воинскими почестями Бонди был похоронен на местном кладбище недалеко от лагеря. Может быть, работа в госпитале и давала врачам из числа военнопленных какие-то льготы, послабления, но была и обратная сторона медали: кроме доктора Бонди, еще несколько врачей заразились и умерли от тифа, были среди них и наши, советские медики.
Может показаться удивительным, но по свидетельствам многих очевидцев, официальных документов, пленных в лагере старались кормить неплохо, по существующим нормам обеспечивая всем необходимым, - конечно, с учетом военного времени. Говорят, продовольственный паек наших военнослужащих был куда беднее "пайки" военнопленного. На самые ответственные места - хлеборезку, кухню, в кладовые - назначались работники из числа пленных-антифашистов.
Д овольно лояльно к пленным относились и моршанцы, многие из которых потеряли на фронте отцов, братьев, женихов… Люди подкармливали военнопленных, делились с ними скудными припасами. Видимо, доброта и отзывчивость в русском человеке заложены на генетическом уровне. Моршанцы забывали, что перед ними враги, пусть даже уже не опасные, - плененные, и видели в этих итальянцах, венграх, японцах прежде всего людей - голодных, больных, жалких.
В прошлом моя бабушка Прасковья Сергеевна Клочкова не раз рассказывала о своих личных впечатлениях от общения с военнопленными. Говорила, что когда их вели по Пролетарской - на Малую Кашму - весь народ высыпал на улицу и с жалостью, любопытством глядел на грязных, худых, оборванных мужчин… Они не пропускали ни одной помойки, с жадностью, отталкивая друг друга, набрасываясь на бытовые отходы. Ну а что в голодные военные годы могли выбросить домохозяйки? Может быть, тоненькие-тонюсенькие морковные очистки, луковую шелуху…
Бабушка в то время трудилась на лесозаводе, где работали пленные немцы, она говорила, очень чистые, здоровые, даже холеные, видимо, офицеры. Но русские женщины их все равно жалели и подкармливали - кусочком хлеба, вареной картофелиной. Во время обеденного перерыва пленные часто философствовали: "Наш Гитлер и ваш Сталин войну затеяли, а расплачиваемся, загибаемся мы, простые люди".
Городские и районные предприятия охотно брали пленных на работу. Как правило, трудились они честно, были исполнительными, добросовестными. Военнопленные работали на суконной и табачной фабриках, на канифольном заводе. Они строили газопровод "Саратов-Москва", "Цнинстрой" (все земляные работы выполнялись ими вручную). Около 400 военнопленных трудились на Земетчинском сахарном заводе, занимались лесоразработками и лесозаготовками на станции Вяжли и Вьюнском кордоне.
Политическая работа в лагере была поставлена на высокий уровень, здесь активно проводилась антифашистская пропаганда. И как результат, среди пленных возникло движение по вступлению в боевые части для борьбы с гитлеровцами. Например, было сформировано подразделение добровольцев из числа чехов и словаков, желавших сражаться с врагом в армии генерала Свободы. 700 румын вступили в отряд для борьбы с фашистами, влившийся в воинскую часть, которая формировалась в Подмосковье.
В лагере неплохо была налажена художественная самодеятельность - в свободное время военнопленные пели песни, играли на различных музыкальных инструментах. Здесь проводились соревнования по футболу, другим видам спорта. Особенно активны почему-то были венгры. Однако неволя есть неволя. Случались и побеги из лагеря - правда, единичные. И, как правило, дальше станции Ряжск военнопленные не добирались.
В лагере под Моршанском в декабре 1945 года разместили офицерский состав разгромленной японской Квантунской армии. Этих военнопленных отличали большая дисциплинированность и исполнительность. Был среди них сын посла Японии в СССР Мацуоки - военный летчик. Учитывая японские национальные традиции, этих военнопленных кормили иначе, чем других. Хлеб, например, заменяли рисом. Обмундирование японцев было добротным, и имелось его в достаточном количестве, так что по сравнению с другими военнопленными выглядели они гораздо благополучнее.

Николай Степанович Кошелев, кстати, именно его воспоминания во многом послужили основой для данной публикации, служивший в лагере для военнопленных дежурным помощником начальника, помнится, рассказал однажды любопытную историю: "На второй день после прибытия японцев мы выстроили их на утреннюю поверку. Вдруг видим, японский офицер стал избивать своего солдата - по лицу ему, по лицу. Подбежали охранники, завернули офицеру руки - в чем дело, объясните! И как вы думаете, что спровоцировало драку? Японский военнопленный стоял перед русским офицером с развязавшимися шнурками на ботинках…".
В пригороде Моршанска до недавнего времени размещалось несколько кладбищ военнопленных. Некоторое время назад японское прекратило свое существование - останки солдат, похороненных здесь в далекие 40-е годы, перевезли на родину, в Японию, родственники погибших. А на том, что расположено в кочетовском лесу, несколько лет назад были установлены бетонные стелы с фамилиями тех, кто нашел здесь вечное упокоение. По самым скромным, беглым подсчетам, здесь лежат примерно 6 тысяч человек, в основном, если судить по фамилиям, венгры и австрийцы. В списках можно найти фамилии совсем еще молодых ребят, 20-летних мальчишек. Регулярно это тихое лесное кладбище навещают родственники похороненных здесь солдат. Возможно, именно эти скромные могилы - одно их тех составляющих, которые и примиряют бывших непримиримых врагов, а самое главное - не дают забывать о прошлом.
Н. ЧУЖЕНЬКОВА.
Категория: Стихи поэтов города Моршанска | Просмотров: 1610 | Добавил: Маска
Форма входа

Поиск



Календарь
«  Июль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей


Copyright MyCorp © 2017 | Сайт управляется системой uCoz